Горы Войны и Мира в Китае

Есть на свете места, удивительно красивые. Это красота природы. Есть места, насыщенные культурными пластами. Это красота цивилизации. Когда красота природная и человеческая соединяются, они начинают питать друг друга, и красоты становится больше во много раз. Равновесие культуры и исконной пейзажности рождает истинное чудо. Такие объекты вызывают пристальное внимание экологов, культурологов, они попадают под Конвенцию ЮНЕСКО о защите природного и культурного наследия. В Поднебесной таких изумительных мест уже больше трех десятков, о каждом уже написаны и еще будут написаны сотни текстов, статей и книг. Каждый свой приезд в Китай мне доводилось подобные красоты лицезреть, но я не думал, что есть настолько красивый район. Этот район называется У И Шань, и это самое чайное место на земле.

Уишаньский пейзажный (утёсный) район располагается в юго-восточной китайской провинции Фуцзянь, в 10 км к юго-западу от города У И Шань. Площадь его составляет примерно 70 км?, почти идеальный прямоугольник 10 на 7 км, вытянутый с севера на юг. Надо сказать, что имя У И носят не только пейзажный район - вдоль границы Фуцзяни с Цзянси на 200 км протянулись довольно высокие горы, и там тоже немало красоты и величия природы. В тамошнем заповеднике много горных потоков, на которых сейчас весьма развит рафтинг и другие виды адреналинового туризма. И чай там тоже делают, легендарный Чжэн Шань Сяо Чжун, ставший прообразом любимого англичанами черного «копченого» чая Сушонг. Но расскажу я тут все же об утёсах У И, тем паче что и упомянутый Сяо Чжун именно там появился, а позднее его вытеснили на дальние и высокие хребты.

В мезозойскую эру, в начале мелового периода там, где ныне расположены главные достопримечательности утёсов У И, подёрнулось рябью голубое озеро. В конце третичного, начале четвертичного периодов два пласта земной коры пришли в движение, создав на месте озера чистые скалы. В виде детритовых пород они красным слоем поднялись из воды, сформировав моноклинальные осколочные горы. Краснослойная текстура горных вершин рельефно сформировалась за долгий период, в течение которого под воздействием ветра, солнца, инея, снега, дождя и других внешних сил, шла отшлифовка ландшафта. Так и образовался в районе У И Шань теперешний алозоревый пейзаж. Причем высота утёсов не превышает 550 метров над уровнем моря. Маленькие горки, зато безумно красивые.

Древнекитайская мифология говорит о неком Пэн-цзу, старце Пэне, знаменитом долгожителе, праправнуке мифического государя Чжуаньсюя. Он жил уже будто бы во времена совершенномудрого правителя Яо (по традиционной хронологии тот правил в 24-23-м веках до н. э.), пережил легендарную династию Ся и дожил до конца династии Инь (т. е. до 12-11 вв. до н. э.). По другой легенде, он прожил более 800 лет. В "Вопросах к небу" поэта Цюй Юаня (4 в. до н. э.) говорится, что Пэн поднёс фазаний суп Верховному небесному владыке (по другим толкованиям, правителю Яо). И за это был награждён необычайным долголетием. Согласно "Жизнеописанию Пэн-Цзу" Гэ Хуна (4 в.) старец ещё в трёхлетнем возрасте потерял мать, потом попал в плен к племенам цюаньжунов и более 100 лет скитался в западном крае, потеряв 49 жен и 54 сына. Он проповедовал отказ от мирских удовольствий ("пять звуков ведут к глухоте, пять вкусов портят рот"). Ему приписывается учение о жизненной силе (семя-цзин), которая вырабатывается в организме человека. Когда её становится мало, человек заболевает, когда она иссякает, человек умирает. Растрата этой силы происходит во время полового акта. Пэн-цзу также приписывается учение о тренировке дыхания с целью обеспечения долголетия. По преданию, некая дева Цай-нюй выспросила у Пэна секрет долголетия и передала его иньскому государю. Тот воспользовался им, но потом отдал приказ казнить всех, кто будет распространять это учение. Узнав об этом, старец ушёл из страны неизвестно куда. Но через 70 с лишним лет его будто бы встретили на западе, в стране зыбучих песков (Люша). У некоторых средневековых авторов образ Пэн-Цзу контаминирован с образом Лао-цзы. По некоторым версиям, Пэн женился на Цай-нюй, у них родилось два сына У (?, воинственный) и И (?, миролюбивый), по названию гор Уишань, на которых жил Пэн. По другой легенде, горы получили название в честь того, что отец помирил своих ранее ссорившихся сыновей. (информация взята из "Мифологического словаря" под ред. Е.М. Мелетинского - М.:"Советская энциклопедия", 1990 г.)

В районе У И Шань множество пиков-вершин, где на затвердевший пурпур вскарабкалась зелень. Камни и деревья перемешались, гордо воздев головы к востоку. Форма гор напоминает многотысячное войско, двинувшееся рейдом на восток – зрелище в высшей степени величественное. Тут множество пиков-утёсов, явных, но не голых. Растительность имеется, но она не густая, она пробивается на самых кручах, прямо на отвесных скалах. Горные травы, цветы и деревья всё вокруг окрасили в зелёный цвет, с одной стороны являя собой волшебные барельефы на поверхности утёсов, а с другой - напоминая изящную фею, одетую в красный наряд, который обёрнут зеленью.

В этой местности 36 знаменитых пиков, 99 утёсов, 2 вершины-чжан, 8 перевалов, 3 холма. Каждый прекрасный, сияющий словно на рассвете утёс похож на тщательно вырезанный бонсай, и все они соревнуются в изящности и удивительности, беспорядочно являя собой красоту. Там текут бирюзовые воды, имеются 4 крупных потока, девять порогов-отмелей, пять омутов, 11 небольших горных ручьёв и 13 родников. Уишаньские облачные туманы красочны и разнообразны. Макроформы включают в себя юнь-хай (облачные моря), юнь-лун (облачный дракон), шэнь-лоу (башни-миражи), фо-гуан (свет Будды), хун-цяо (радужные мосты). Микроформы бывают такими: лежащее облако, стелющийся туман, поглощающее облако, плюющийся туман. Эти формы в зависимости от времени года, суток, степени освещённости постоянно меняются, к тому же в разных местах и с разных точек зрения их конфигурации различны, а впечатления отличаются. Горы словно напоминают такую машину по переработке облаков в туманы. Небесный ветер дует в лицо, струится заря, летит зелень – всё это побуждает человека ощущать себя парящим бессмертным.

У этих гор уникальное географическое положение и интересный климат. Китайцы утверждают, что на всём земном шаре на 28-м градусе северной широты больше нет такого наполненного жизнью и разнообразием флоры и фауны места. Климат тут описывают так: «жара и холод в один день». Круглый год плывущий облачный туман создает горную дымку, увлажняющую драгоценные деревья и волшебные травы, дарующую влагу удивительным птицам и разнообразному зверью. Тут растут ожившие реликты, гинкго и тсуга. Среди многочисленных видов бамбука есть очень редкие, например, двухжердевый или квадратный.

Тут водится рогатый фазан с жёлтым брюхом и длинным "рогом", молочно-белая летучая мышь и другие редкие твари.

У И Шань также долгое время был знаменит своей культурой. Это одна из колыбелей южных народностей Китая. Распространившаяся по некоторым провинциям Поднебесной традиция хоронить людей в лодках-гробах, подвешивая их в скальных нишах зародилась именно тут, у народности минь. В деревне Чэн (южнее города У И Шань на 15 км) археологи раскопали развалины ханьского города, а в западном пригороде – руины поселения из еще более древнего периода, времён династий Ся и Шан (Инь). Всё это наглядно демонстрирует то, что несколько тысяч лет назад в горах У И уже существовала удивительная культура.

У И Шань – таинственный очаг даосского учения, получивший репутацию "убежища бессмертных на земле". Символ гор, пик Нефритовой Девы, хорошо видный с юго-восточной окраины района, является также символом прародительницы всех бессмертных, Матушки Тай Юань (Великое начало).

Благородный бессмертный из У И (У И Цзюнь) начал свою практику обретения бессмертия еще в начале правления ханьского императора У Ди, и позже воплотился в один из символов даосского юга – белую нефритовую жабу, поселившуюся именно в У И.

В династию Сун, особенно после переноса столицы на юг в начале 12-го века н.э., в эти места прямо хлынули всякие правители, военачальники, учёные мужи, деятели культуры. Во дворце У И обширно представлены их персоналии, и благодаря этим людям горы быстро заслужили славу священного места.

Тут во второй половине 12-го века зародилось учение неоконфуцианства, основоположником которого стал великий Чжу Си. Он 40 лет прожил здесь, создав свою Академию, вёл занятия по философии, каллиграфии, играл на древнейшем струнном инструменте на земле –гуцине.

Тут же имеются несколько буддийских обителей, главным из которых является монастырь Небесного Сердца (Тянь Синь Сы).

И именно эти великие деятели четырёх династий прославили главную драгоценностью У И, которой является чай.

История чая в У И восходит еще к династии Тан (9-й век н.э.). К десятому веку по всей Поднебесной разнеслась слава о чае «Каменное молоко», Ши Жу. Чай растет здесь на таких кручах, что порою и впрямь кажется, будто сами скалы источают божественную амбру. Вообще, в истории китайского чая уишаньский чай занимает большое место. Его история длинна, производство специфично, классификация сложна, подноготную иных сортов выяснить трудно.

В "Новых анналах уезда Чунъань" (?????) про чай из У И сказано следующее: "Чай из У И возник в Тан, расцвел в Сун и Юань, оказался в упадке в Мин и возродился в Цин". Линь Фу Цюань (???) пишет: "С середины IX века н.э. до начала X в. люди стали обращать внимание на способы производства чая из У И. Жившие в более поздние эпохи такие ученые мужи как Фань Чжун Янь (???), Оу Ян Сю (???), Су Ши (??), Чжу Си (??) одарили этот чай своей благосклонностью, и так посредством письменных источников его имя стало греметь по всей Поднебесной. В начале X века уишаньский чай был выбран в качестве подарочного [для императора], притом из комкового чая он превратился в рассыпной, и получил также название "чиновничьего" (гун-ча, ??). Позже он стал считаться драгоценностью среди чаев. После династий Сун и Юань он приобрел важное положение на чайном рынке. Торговцы со всех земель не жалели сил на дальние расстояния, везли с собой огромные деньжищи, наперебой скупая этот чай. Иностранцам стало казаться, что эти два иероглифа, У и И, суть общее наименование для всего китайского чая".

До 17-го века уишаньский чай (как, впрочем, и весь другой китайский чай) классифицировался исключительно как зеленый. Но к концу династии Мин во избежание окончательного упадка производства местные чаеводы стали потихоньку превращать эти утёсы в экспериментальную площадку. Поначалу испытывали способы обработки чайного листа – и так получили ферментированный чай, который китайцы окрестили красным. Потому как чай в отличие от зелёного давал красноватые оттенки в настое. Европейцы же, увидав, что цвет сухого незаваренного листа у такого чая черный, дали ему соответствующее название. Одним из первых красных чаев стал именно упомянутый выше Сяо Чжун. Китайцев подобный вид не интересовал совершенно – не в их вкусе пить эту перенасыщенную ароматом и вкусом жидкость, им подавай тонкость зелёного чая. Но в 19-м веке из красных чаев выделились (благодаря особой технологии) цин-ча, сине-зелёные чаи, которые позже получили название улуны (или в неправильном произнесении оолонги). К 20-му веку Сяо Чжуны вытеснили на высокие горы, а улуны с утёсов У И стали называть утёсными чаями.

В 20-х годах прошлого века в У И стали экспериментировать с сырьём. Изначально здесь росли 4 наиболее знаменитых сорта чайного дерева – Да Хун Пао (Большой Красный Халат), Шуй Цзинь Гуй (Водяная золотая черепаха), Бай Цзи Гуань (Белый Петушиный Гребень) и Те Лохань (Железный Архат – охранник покоя Будды). Но менее сотни лет назад на утёсах стали высаживать деревья "импортные" (из других регионов Китая, такие как 8 бессмертных - Ба Сянь, Чудесная орхидея - Ци Лань, Водяной Нарцисс – Шуйсянь и другие), а двадцать лет назад местные чаеводы вообще стали скрещивать вегетативным способом разные рассады. Так недавно тут появился замечательный сорт Золотая боддисаттва Гуаньинь (Цзинь Гуаньинь), полученный из южно-фуцзяньских сортов Гуаньинь и Золотая Корица.

И теперь на этом маленьком пятачке растет несколько десятков видов чайных деревьев, тогда как на большом острове Тайвань всего 4. Знали тайваньцы, откуда вывозить на свой остров рассаду, когда в 18-м веке началось массовое переселение народов с материка на Тайвань.

По сути дела, у каждого утеса растет несколько видов чая. Он делится на три категории по своему качеству – собственно утёсный, янь-ча, растущий на самых вершинах утёсов, "боковой чай", бянь-ча, растущий у подножия утёсов и самый простенький, повседневный долинный чай, гу-ча, растущий вдоль местных водоёмов.

Изучать тут чай можно годами. Но на первый раз я советую вам такую программу. Обязательно поднимитесь на вершину Небесных Путешествий (Тянь Ю Фэн), и на самый большой, Королевский пик (Да Ван Фэн). Обязательно проплывите на туристических бамбуковых плотах (на 6-х человек) по ручью 9 извилин (Цзю Цюй Си).

Загляните во дворец У И, посетите местный маленький сад бонсаев (цветов в горшках, они по китайски зовутся пеньцзинами), дойдите до женской буддийской обители Чжи Чжи Ань.

Нанесите визит в монастырь Небесного сердца – там находится лучшая чайная в этой местности. Там вы увидите, как необычно заваривают тут чай.

Пройдитесь по культурной дороги уишаньского чая – по ущелью Гнездо 9 драконов.

Там находится чайный музей под открытым небом: на расстоянии в полкилометра высажены основные сорта чайных деревьев. Дорога заканчивается легендарным утесом Да Хун Пао. Там на маленьком уступчике растут 8 материнских кустов этого легендарного чая.

За последние годы его раскрутили так, что иностранцам практически любой чай подают под таким названием, хотя настоящего Большого Красного Халата в год производится всего 400 грамм. И эти бесценные крохи порою стоят целого состояния. Так пару лет назад на аукционе 20 грамм было продано за $40000.

В 1972-м году Ричард Никсон посетил с визитом КНР. Как-то во время этого визита Мао Цзе Дун подарил ему 4 ляна чая Да Хун Пао (примерно 200 грамм). Американский президент тайком упрекнул товарища Мао в жадности. Чжоу Энь Лай, премьер-министр, узнав про это, с усмешкой заметил, что подарил президенту половину страны. Эта крылатая фраза дошла до Никсона, и тот проникся глубоким уважением к чайным традициям Китая.

Но самое заветное, самое чайное место находится в некотором удалении от туристических троп. Южнее монастыря Тянь Синь Сы располагается утёс Лошадиной головы (Ма Тоу Янь), под ним даосский храм, а рядом – самая красивая и благостная чайная плантация на свете. Приходишь туда, и не хочется никуда уходить.

Вот написал это, и бегу, бегу на самолет. Чтобы вернуться еще раз ненадолго в ту долину, зарядиться чайной энергией на целый год.
Кстати, в Китае эти уишаньские пейзажи зовутся так: киноварные горы и бирюзовые воды. Воистину, так.

Хризолит